TeleScope
Текст на 1805 знаков и 20 минут: Ирина Столярова (Екатеринбург)
Привет всем! С вами Ирина.

И в сегодняшнем выпуске мы разберёмся с очередным непонятным словом.

Человека, которого угораздило начать читать про сериалы, как июньским градом осыпает множеством англицизмов, и шепчет он в отчаянии: «Да кто такой этот ваш хиатус, что за зверь клиффхэнгер, и зачем вы сыплете мне на голову эти ваши рекапы и кроссоверы?!».

А теперь спросите себя, есть ли у вас время на чтение? Это буквально самое длинное письмо в истории TeleScope. Мы предупредили!
Полезные ссылки:
Все рассылки TeleScope / Наш инстаграм, твиттер и / Короткая анкета для любителей сериалов
feature_inline

Побочные дети сериальных продюсеров

spin-offs
Многие из непонятных сериальных слов не более, чем производственный сленг телепродюсеров, порождённый за десятилетия существования телевизионной индустрии, чтобы обозначать скучные как палка инструменты раскрутки и продвижения товара. Калифорния торгует контентом как на другом побережье торгуют акциями и деривативами.

Поэтому на повестке два вопроса:
  1. Делает ли мальчика Петю трейдером знание термина «Короткая позиция» (Петя, не балуйся с биткоином и отойди от папиной кредитки)?
  2. Так ли уж необходимо погружаться в глубины производственной кухни и зубрить термины, чтобы с удовольствием смотреть любимые сериалы?
Если ответ на первый вопрос очевиден, то со вторым есть нюансы. А именно: всё зависит от того, стои́т ли за очередным транслитерированным уродцем настоящее живое художественное явление. И если стои́т, то термин поможет увидеть интересные закономерности в том, что ты любишь, и понять, что ты ищешь (немаловажная задача в наше цифровое задыхаюсь-от-выбора-время).

Встречайте, наш англицизм дня — спин-офф.

Давайте на пару секунд сделаем вид, что среди читателей Телескопа найдётся кто-то, не знающий значения этого термина, и соблюдая все приличия, определимся с понятиями. Спин-офф — произведение, основанное на второстепенных персонажах или событиях «родительского» произведения. Википедия предлагает не забывать, что спин-офф бессовестно экспроприирует «родительскую» популярность, но это слишком тонкие материи. А также попахивает спиноффшеймингом. Шеймить, не разобравшись в вопросе? Ну нет, мы не такие.

Начало

Нельзя не начать с того, что собственный спин-офф получил Фальстаф ещё в XVI веке: этот выдуманный харизматичный пьяница так понравился лондонской публике, что шоураннеру Генри IV пришлось пожертвовать исторической достоверностью и выпустить в свет «Генрих IV, часть 2» (потрясающе изобретательный нейминг, Уильям). Но давайте всё-таки сузим историю вопроса до нашей сферы интересов.

Первая телевизионная мыльная опера «Фэйрвэй-Хилл» вышла в эфир в 1946-м году, а меньше десяти лет спустя, в 1955-м, канал CBS уже транслировал первый в истории телевидения спин-офф. Им стала детская «ковбойская» история The Adventures of Champion, отпочковавшаяся от «Шоу Джина Отри». Главным героем «дочернего» сериала стал конь по имени Чемпион. Шоу из 26 эпизодов было настолько популярно, что его, одно из немногих чёрно-белых, ставили в эфир вплоть до 80-х, сменив название на «Чемпион, Чудесный Конь».

С тех пор сотни шоу по всему миру регулярно обзаводились «вбоквелами». Дорогостоящий и высококонкурентный бизнес ухватывался за ставший успешным продукт всеми частями своего мощного коммерческого тела, и каждый добившийся чего-то сериал рассматривался программными директорами как потенциальный «родитель» спин-оффа. Считается, что зрителю проще поглощать новый контент канала, если этот контент на самом деле не очень-то новый. «Всё вокруг родное, всё вокруг моё». Впрочем, стопроцентной гарантии эта стратегия не приносит, иначе бы мы метались внутри десятка историй и сотни персонажей вечно.

Никаких гарантий

Провалы спин-оффов даже громких и успешных сериалов обыденная вещь. Вся страсть мощного фандома не спасла два спин-оффа сериала «Сверхъестественное» («Блудные сёстры» и «Кровные узы») от закрытия сразу после пилотных серий. Любители научной фантастики вообще и культового «Звёздного крейсера “Галактика”» в частности грустят о невысоко взлетевшей «Каприке». Выдававшие приличные рейтинги почти 9 лет «Форс-мажоры» не обеспечили своей «дочке» «Пирсон» интереса зрителей и на сезон. И это неудачи только нескольких последних лет, а сколько таких было за почти век существования ТВ, не поддаётся подсчётам.

Один из самых упоминаемых провалов — «Джоуи», ответвление от «Друзей», до сих пор (спустя 16 лет) врывающихся во все топы популярности. Спин-офф просуществовал 2 сезона и даже принёс Мэтту Леблану несколько номинаций и статуэток, но пользовательская оценка IMDB в 5,9/10 в сравнении с девяточкой «родителя» показательна.

Потипируем — раз

Исследователи телевизионных медиастратегий (например, профессор Университета Дюкейна Роберт Беллами со своими коллегами) делят спин-оффы на событийные и основанные на персонажах. Дополнительно в качестве отдельной категории рассматриваются спин-оффы приглашённых звёзд — это когда в сериал без предупредительного выстрела вводится актёр или актриса с большими гонорарами и харизмой, тут же выводится и следом запускается новый проект с его или её лицом на заставке. С точки зрения программного директора это отдельный приём раскрутки — spin-off буквально переводится «раскручивать», как давидова праща перед полётом в лоб Голиафа (или сердечко телезрителя), — но фактически это почти ничем не отличается от «персонажного» типа.

«Персонажный» тип спин-оффов кажется самым естественным и имеющим наибольшую художественную ценность (многозначительно вспомним Уильяма, нашего, Шекспира). Когда концепция сериала не позволяет уделить должного внимания интересному второстепенному персонажу, спин-офф — отличное решение. Наверное?

Если ваше произведение отточенная криминальная драма с тремя-четырьмя сериями в сезоне (давайте в качестве примера выберем «Лютера»), ме́ста для глубокого исследования всех присутствующих, вероятно, не останется. Но парадокс в том, что в законченном высказывании, каким были первые сезоны «Лютера», дополнительное исследование, скажем, Элис не нужно. Элис — метафора, отражение тёмной стороны главного героя, а не самостоятельный живой человек. И дело не во влиянии патриархата (этой пакости и так слишком много, чтобы выдумывать её дополнительно), такова образная часть кинематографического языка. Как результат, когда идея донесена со всей изящностью британской драматургии, разговоры о спин-оффе так и остаются разговорами.

Что до сериалов с бóльшим количеством эпизодов, то отдельные серии, полностью посвящённые второстепенным персонажам — обычная практика. Серия, посвящённая Триш в «Джессике Джонс», серия про (кхм, спойлер алёрт) отца Дэвида в «Легионе» и подобные дают глубину и раскрытие, освежают повествование, иногда переламывая его и вводя новую информацию. Это отличный внутрисериальный приём, и часто его совершенно достаточно.

Эпизод «С пяти до девяти» раскрыл Лизу Кадди, но нужен бы был «Доктору Хаусу» спин-офф про эту безусловно прекраснейшую из женщин?

Потипируем — два

Второй тип спин-оффов — событийные (английское situational). К этому типу предрасположены процедуралы всех сортов и мастей. Снова соблюдём приличия: процедурал или процедурная драма — сериал со структурой, которую можно обозначить как «одна серия — одно дело» (такое построение сюжета ещё называют вертикальным). В идеальном воплощении процедуралы строго сосредоточены на профессиональной деятельности, с минимумом драмы и страстей, но в реальности зрителя всё равно нужно держать длинными сюжетными арками и эмоциональным раскрытием персонажей. В конце концов, у реальной юридической или полицейской хроники своё эфирное время.

О, эта устрашающих размеров империя событийных спин-оффов:
Исходное шоу и событийный спин-офф почти не связаны персонажами. Изредка кто-то гостит в одном-двух эпизодах для поддержания интереса, в остальном пространство всех веток крайне ненавязчиво существует в одной вселенной — и только. Причём, это не те «вселенные», к которым мы сегодня привыкли (спасибо, гик-культура), а почти не обозначаемые недоэкспозиции, которым практически не уделяется внимания.

Например, божественная Кирстен Вангснесс в гостях у «Мыслить как преступник: Поведение подозреваемого».

Попытались зарядить событийный спин-офф и создатели процедурала «Кости»: «Искателя» с неожиданной концепцией частного детектива с полумистической чуйкой и экстравагантными методами расследования. Эти два сериала связывала больше юмористическая атмосфера, чем что-либо ещё. Ни стройной «вселенной», ни научного подхода к расследованиям, свойственного «Костям», зрителю не предложили, и «Искатель» пошёл на дно.

А вот номинально относящиеся к процедурным драмам «Касл» и «Ищейка» изначально выстраивали сюжет не столько вокруг «дела недели», сколько вокруг ярких личностей и психологических тонкостей во взаимодействии. Поэтому спин-оффы от них могли получиться только «персонажными»: ими стали так и не вышедший в эфир Derek Storm и прожившие полных шесть сезонов «Особо тяжкие преступления» соответственно.

Может показаться, что событийные спин-оффы однозначно проигрывают персонажным в художественной ценности, но есть и яркие исключения. Например, спин-офф, который превзошёл по популярности своего культового родителя, прожив на четыре сезона дольше него, породил поколения страстных фанатов, целую культуру, основанную на истории мира и идеалах своего создателя. Речь о втором сериале во вселенной Звёздного пути — «Звёздный путь: Следующее поколение». Премьера пилотного эпизода состоялась в 1987-м и Звёздный путь до сих пор актуален настолько, что в 2019-м мы получили очередной подход к теме с Патриком Стюартом в главной роли — «Звёздный путь: Пикар» (смóтрите? Как вам?).

Ничего не связывало «Звёздный путь: Оригинальный сериал» и «Следующее поколение» кроме нарисованного на тот момент довольно крупными мазками мира и — главным образом — веры Джина Родденберри в идеалы прогресса. Родденберри задавал сложные вопросы и находил смелые ответы, он одним из первых привнёс в западную массовую культуру бескомпромиссное равенство полов и рас, темы достоинства и разума в научно-фантастическом сеттинге. Можно предположить, что именно поэтому «Следующее поколение» не только один из самых успешных спин-оффов по соотношению личная популярность/популярность «родителя», но один из всего трёх спин-оффов, попавших в топ-250 сериалов всех времён и народов на IMDB. Два других — «Лучше звоните Солу» и «Каратель».

Детка, ты вселенная

С «Лучше звоните Солу» всё кристально ясно — это мощнейшая работа, образцовый персонажный спин-офф, попадающий во все топы «N лучших спин-оффов» с самого своего старта (ничего другого от Гиллигана мы и не ждали). Но чтобы поговорить о «Карателе», нам надо определиться с ещё одним понятием. Сериалы, существующие в одной «вселенной» (о них в 9-м эпизоде писала Таня, почитайте, если вдруг пропустили) — можно ли считать их спин-оффами? Если въедливо посмотреть на определение, вот, что важно: спин-офф строится на второстепенных персонажах.

Да, выстраивание «вселенной» как и производство спин-оффов это в коммерческом смысле одинаковое расширение линейки продуктов (плюс рекламные интеграции, плюс мерч). Но на уровне восприятия зрителем разница очень ощутима. «Вселенные» гораздо, гораздо круче спин-оффов, потому что зачем продавать аудитории бедного родственника на вторых ролях. Нет, продавать аудитории надо самостоятельного персонажа, чтобы Флэш VS Зелёная Стрела, чтобы Сорвиголова VS Железный кулак, чтобы восхищённый зритель морщил лоб, искренне задаваясь вопросом «Кто кого заборет?». Даже расползшаяся чума «Дневников вампиров» пытается изображать вселенную. Стефан с Деймоном? Ой, да слабаки по сравнению с Кэсси/Клаусом/Хоуп. Выходите на эпичное сражение, сидаб спонсирует.

Каратель — не второстепенный персонаж. Он полноценный герой и если надо «заборет» кого угодно.

А напоследок я скажу

Осталось упомянуть парочку классических спин-оффов, почти всегда попадающих в те же топы «N лучших». Ну, например, топ от журнала Rolling Stone (можете не ходить по ссылке и просто поверить мне на слово: они везде).

«Ангел», отпочковавшийся от «Баффи — истребительницы вампиров». Вампир, который был любовью всей жизни Истребительницы, когда всё стало слишком сложно, уехал в LA и пять полновесных сезонов играл в охотника за привидениями. Щемящий, надрывный и неловко смешной, как всё, что делает Джосс Уидон.

«Торчвуд», а заодно и «Приключения Сары Джейн» — спин-оффы перезагруженного в 2005-м году ветерана британского телевидения «Доктора Кто». Очень аккуратно нацелены каждый на свою аудиторию. «Торчвуд» — тёмный, с неоднозначной моралью и полный жаркой эротики. «Приключения Сары Джейн» — простенькие бодрые расследования для малышей. Эти шоу можно назвать квинтэссенцией нашего англицизма дня. В центре повествования бывшие спутники великого и всесильного инопланетянина, то есть, максимально второстепенные герои.

Все три, кстати, процедуралы.
Итак. Подобьём бабки.

Рождённый холодным расчётом программных директоров, стал ли телевизионный спин-офф самостоятельным художественным явлением?

Несмотря на всю богатую историю, как инструмент маркетинга спин-офф устарел и проигрывает «вселенным», а как удачная творческая реализация он показывает себя настолько редко, что даже неловко.
Нужно ли нам знать этот термин?

Выходит, что нет!

(Петя, эта тётя не настоящий телепродюсер, выйди из её машины).

Иллюстрация: тоже Ирина Столярова
На этом всё на сегодня. Вернёмся в пятницу с новостями.
До связи!
Ирина
telescope-logo